Вибе (Триагрутрика) — Интервью: «Пиратство? Лично я не гоню, скачиваю, как могу» (Василий Трунов, 2013 г.) [INFO Sekira Bro.]

Вибе (Триагрутрика) — Интервью: «Пиратство? Лично я не гоню, скачиваю, как могу» (Василий Трунов, 2013 г.) [INFO Sekira Bro.]

16 августа участник группы «Триагрутрика» Евгений Вибе даст единственный сольный концерт в клубе Garage Underground с презентацией альбома «8 bit». Накануне, один из самых известных рэп-музыкантов Челябинска рассказал Slo-vo.ru о своем детстве в гетто, отношении к антипиратскому закону, рождении культовой строчки «панама на голову наглого ниггера» и песнях, которые не должны стареть.
Cледите за новостями на xxzp.biz и подписывайтесь на паблик Вконтакте.

— Правда, что все детство ты провел в рабочих окраинах Челябинска?

— Да, на Северо-Востоке. Позже мы переехали оттуда на ЧТЗ — это такая специфическая местность, там много опасных людей. Я познакомился со всеми, но особо там не задержался. В Центре была движуха, мы зависали у Джамы на квартире, поэтому мне уже не нужно было «курить по подъездам», хотя и без этого не обошлось. ЧТЗ — это конкретное гетто, в Центре как-то спокойнее.

— Твой спаянный кастет, который ты упоминаешь в одном из треков, частенько тебя выручал?

— Это «гэнгста-щит» (смеется). Помню, мы ходили на движухи в «Багиру» (культовый челябинский клуб конца девяностых — начала нулевых — Прим. авт.) на рэп-вечеринки, которые устраивала Ghetto Blasta (одно из первых объединений танцоров брейк-данса — Прим. авт.). Мы с другом — два шкета: мне 13 лет, корешу столько же, зато у нас собственная рэп-группа. А кастеты весили по полкилограмма, оттягивали карманы и мы их прятали за углом, чтобы пройти на тусовку. Потому что с оружием не пускали. Это все мальчишество, но, слава Богу, головы ими никому не пробивали.

— Тебя старшие пацаны во дворе просили прочитать им рэп?

— Нет, на районе я никогда никому не читал, никто не был в курсе моих увлечений. В школе тоже. Какой рэп? Мы слушали Михаила Круга и Петлюру! Хотя свой первый «альбом» я уже в 2003 году записал. На микрофон Phillips, стоивший 150 рублей. Мой кореш, шаривший в компах, установил Acid, Fruity Loops и мы сели делать биты. Причем первый «альбом» я записал именно на свои минуса и сам его свел. Но этот рэп услышали лишь мои ближайшие друзья, хотя, может быть, я лет через десять выложу его в сеть. Это обычный малолетний рэпчик — про любовь, про жизнь, про смерть. Кстати, уже тогда, как ни странно, читал про траву и про водку (смеется).

— Я слышал, что с Джамалом ты учился в одной школе…

— Да, он был старшеклассником и впрягался за меня (улыбается). Потом меня выгнали из школы в Центре, родители перевели меня в районную школу на Северо-Востоке, и наше общение с Темой прекратилось. Но он меня как-то нашел через родственников и третьих лиц, и мы с ним «словились». Я дал ему свой первый «альбом», он его оценил и предложил послушать «Каратэ» Смоки Мо. Эта пластинка и стала для меня новым витком. До этого для меня были Bad Balance, «Многоточие», «Объединенная Каста», Децл, весь первый альбом которого я знал наизусть, да и сейчас помню. А тут Смоки — что-то свежее и непохожее на все, что было до этого. Но конкретное переосмысление произошло, когда я, играя в «Контру» в компьютерном клубе, послушал Ek Playaz. «Игра да победа согревают в холода тебя и твоего соседа Всеволода». Для меня это был взрыв! «От-се-да-ва-вы-вы-ве-ди-те-де-тей».

— Есть люди без которых «Триагрутрика» никогда не добились успеха?

— Мы не были «заряжены», у нас не было ни студии, ни денег. Чтобы добиться успеха — нам нужна была и моральная поддержка, и материальная. Нам помог Паша Боцман, приглашавший нас на «Черные Пятницы», Вадик Купэ, заметивший нас, и много других людей, которые нас познакомили с Пузырём, Мишаней и Мистером Читером. Всех и не перечислить, а многие даже имена свои в титрах не хотят видеть, предпочитая оставаться в тени.

— Я сегодня услышал трек Амбар и Шайба — «Вибе, take it easy». Что ты чувствуешь сейчас, когда тебе посвящают песни? Ощущаешь себя рэп-звездой?

— Я просил Амбара записать мне скит на альбом «Катируется» или не просил, но он все равно записал. Не помню точно. К сожалению, он не вошел в релиз и остался в свободном доступе. Еще был трек чуваков из столицы со строчкой «Жеке Вибе респектос из центра Москвы» (смеется). Я стараюсь адекватно реагировать на такие вещи, не хочу страдать этим… как его… нарциссизмом. Ведь многие люди живут домыслами, слухами, слава порой тебя опережает. Со строчки «Панама на голову наглого ниггера» все с ума начали сходить. Хотя Америку я не открывал, но резонанс пошел. У песни «Ниггером Быть» вообще интересная история, могу рассказать.

— Давай.

— Я участвовал в фестивале «74 hip-hop», организованным опять же Ghetto Blasta и проходившем в клубе Garage Underground. Это был первый раз, когда я читал перед большой толпой. Я шел туда за первым местом, но не занял вообще ничего. Решил, что в следующем году обязательно выиграю этот фест. Ходил, думал, сочинял, да и написал «Ниггером быть» — там и скороговорка, и рифмы хорошие, качёвый бит от DJ Puza и кричалочка в конце, но фестиваль отменили. Тогда Джама написал второй куплет, мы выступили с треком на Арбате, это был 2007 год, тогда-то я и почувствовал, что в Челябинске что-то изменилось. Нас стали узнавать. Я сам фанатичный чувак, от некоторых русских рэпперов тащусь, остаюсь их фанатом даже после записи совместки… Но спокойно с ними общаюсь, по-простому.

— Неделю назад в России вступил в силу антипиратский закон. Тебя, как музыканта, он устраивает?

— Пиратство — не остановить, пацаны шарят в компах и найдут способ скачать. Будут по «блютусу» скидывать друг другу музло, да хоть по «инфракраснику» лишь бы не платить. Но нам на руку любой вариант развития событий. Запретят бесплатные скачки — люди будут покупать диски и качать за деньги с iTunes. Просто страна разная. Есть два-три десятка городов, где покупать музыку в интернете — нормально. А есть другая Россия, где даже компов нет, какой нафиг iTunes, там люди вообще не в курсе. Я знаю ребят, для которых принципиально купить музыку за деньги — только FLAC, только лицензия. Лично я не гоню, качаю, как могу. Другое дело, что я сам люблю открыть коробочку, пролистать буклет, провести пальцем по напылению и за это НУЖНО платить.

— Тебе не кажется, что в России в последнее время идет закручивание гаек — табу на мат, табу на бесплатную музыку, табу на курение в общественных местах.

— Начнем с того, что курение вредит здоровью (Вибе в этот момент щелкает зажигалкой и прикуривает). Но меня с детства парень в ковбойской шляпе на мотоцикле, рекламирующий «Мальборо», приучал к сигаретам, говорил, что это классно. Я ему тогда поверил и втянулся. А сейчас политика сменилась, и теперь говорят: «Это не классно!». Всю жизнь можно было, а теперь стало нельзя. Как так? Другое дело — дети. Вот им до 21 года не нужно продавать табак, а дальше пусть сами решают. Что касается курения в общественных местах, знаешь, у моего дома есть аллея, где местные ребята и девочки собираются вечерком попить пива на лавочке. Периодически туда приезжают полицейские, ездят по кругу и штрафуют молодежь. Не проще ли выделить денег и поставить два-три знака с памяткой «распитие спиртных напитков и курение запрещены»? Как я могу иначе понять, где курить можно, а где нельзя? Видимо, кому-то это выгодно. Вот вчера я «раздувал» одну тему. Есть ограничения по скорости — в городе 60 километров в час, на трассе 90 км, на автомагистрали — 110 км. А у всех тачек лимит — 200-250. Так почему бы не делать максимальную скорость — 110, представляешь, как смертность бы на дорогах снизилась? Похоже, что каким-то «масонам», сидящим наверху это выгодно. Так же с производством табака и алкоголя.

— Твой альбом ремиксов вышел зимой, а презентация альбома состоится летом. Почему так поздно?

— Какая разница, через месяц или через пять лет? Для кого-то это повод встретиться, покачать. Кто-то ждет именно эти треки. Группа «Триагрутрика» никогда не ездила и не ездит с сольной программой. Это уникальный случай, чтобы послушать песни с альбома «8 bit». Еще есть интересная тенденция. Выходит новый альбом и почему-то через две недели он становится старым. Мы говорим: «Пацаны, стоп, куда вы торопитесь? Музыка не стареет, не хороните ее, она делается на века!» Раньше мы слушали альбом «Громче воды, выше травы» целых пять лет, а то и дольше. Сейчас такого представить нельзя. Конечно, радует, что после 17 релизов нас все равно спрашивают: когда что-нибудь новенькое?

— Что в процессе создания песни нравится тебе больше всего? Написание текста, запись или прослушивание сведенного материала?

— Во время написания эмоции иногда зашкаливают. Пишется же по-разному — порой выдавливается, а порой на импульсе. «Ниггером быть» я сочинял очень долго. Самое теплое ощущение, когда пальцы не успевают стучать по клавиатуре. Как будто тебе в этот момент космический луч света бьет в темечко. Именно так и писался «Биг Сити Лайф», например.

— Ты посвятил песню «новизне». Тебе часто не хватает ее в жизни?

— В принципе нет, я всем доволен. Я долго не задерживаюсь на одном месте. Хип-хоп дает возможность кататься по городам раз в неделю, меня такой образ жизни устраивает. Трек «Новые» посвящается миллионам людей, которых оторвало от родного дома. А вообще это песня про любовь. Честно, сейчас я ничего не ищу, адреналина мне хватает на концертах и в путешествиях. Не нужен никакой экстрим. I’m still.

Добавляем XXZP. в соц.сетях, чтобы не пропустить новости от наших людей!

 

inn-t.ru
kazmetall.com